head2.jpg head3.jpg

Трактаты «Четверокнижие» и «Голубой берилл». Часть 2.

Трактаты «Четверокнижие» и «Голубой берилл». Часть 2.
Язык «Четверокнижия» предельно лаконичен. В его тексте нельзя опустить ни одного слова без ущерба смысла. Более того, нередко слова трактата несут смысловую нагрузку, далеко выходящую за рамки их семантики, что затрудняет понимание содержания. Построение и стиль «Четверокнижия» позволяют рассматривать его как своеобразную медицинскую энциклопедию, где приводится систематическое сжатое обозрение всех разделов тибетской науки врачевания. Афористичность текста «Четверокнижия» и конспективность его информации обусловили существование различных к нему толкований. Этот текст представляет собой не только учебное руководство для врачей, но и главный источник, на который опирается вся последующая обширная комментаторская литература по тибетской медицине. Среди них следует выделить три самых важных комментария:
  1. «Драгоценные речения» Цянгпы (XIV в.);
  2. Комментарий Зуркхарвы, написанный Ньямньи Дорчже (XIV в.);
  3. «Голубой берилл» («Вайдурья-онбо») (XVII в.).
Последний комментарий к «Четверокнижию», а точнее, его истолкование под названием «Голубой берилл» заслуживает особого внимания. Его автором является Сангье Гьяцо (1653-1705), живший в эпоху позднего средневековья.

После смерти далай-ламы V Агвана Лобсан Гьяцо (1617-1682) наступает трудный период в истории Тибета. Еще при жизни «Великого Пятого» в 1679 году во главе управления его делами стал даровитейший из его учеников деси (или регент) Сангье Гьяцо, человек энциклопедических знаний, известный астроном и астролог, врач, автор обширных сочинений и искусный политик.

Когда великий иерарх умер в 1682 году, Сангье Гьяцо, опасаясь возможных беспорядков в период междуцарствия, скрыл его смерть и объявил, что далай-лама удалился в строгое затворничество. На протяжении пятнадцати лет этот проницательный политик возглавлял теократическое государство, умело лавируя между джунгарскими монголами и китайско-маньчжурской империей, стремясь таким образом отстоять независимость Тибета. Сангье Гьяцо тайно отыскал инкарнацию усопшего далай-ламы в лице Цаньян Гьяцо, который был интронизирован в 1696 году. Новый далай-лама VI не играл самостоятельной роли в политической жизни страны. Фактически Тибетом продолжал править регент Сангье Гьяцо. Но после того как последний был вынужден наконец обнародовать смерть далай-ламы V, в борьбу за власть с ним вступил Лхавзан-хан -внук Гуши-хана Хошутского, который в свое время, введя монгольскую конницу в «Страну снежных гор», сделал далай-ламу V духовным главой всего Тибета. Чтобы ослабить влияние регента, Лхавзан-хан направил свой удар против далай-ламы VI, на чей авторитет первосвященника опирался Сангье Гьяцо. В этой борьбе Лхавзан-хан пользовался поддержкой цинского императора Канси, который был более заинтересован в усилении в Тибете политического влияния монгола, нежели коренного тибетца, каковым являлся регент. Тибетские войска регента в итоге потерпели поражение от джунгарских монголов, и в 1705 году деси Сангье Гьяцо в возрасте 52 лет был казнен во дворце Потала, резиденции далай-лам, Лхавзан-ханом Хошутским.

За свою недолгую, но полную событиями жизнь, Сангье Гьяцо успел написать такие объемные сочинения, как «Вайдурья-карпо» («Белый берилл»), астрологический трактат, созданный под влиянием известного астрономического и астрологического индийского трактата «Калачакратантра»; «Вайдурья-ясэль», содержащее опровержение Сангье Гьяцо на возражения его оппонентов-астрологов, сделанные в адрес «Вайдурья-карпо»; «Вайдурья-сэрпо» («Желтый берилл») - трактат, излагающий историю буддизма в Тибете и главной школы гелук; «Историю воплощений далай-ламы V» и комментарий к ней; «Историю собственных воплощений» и упомянутое выше крупнейшее и авторитетнейшее сочинение по медицине «Голубой берилл». Этому же автору принадлежат лечебное руководство, сочинение по истории тибетской медицины, биографии знаменитых врачей Ютхокпы Старшего и Младшего, сочинения по эристике (искусству спора), грамматике и многие другие.

Сангье Гьяцо был не только искусным политиком и разносторонним средневековым ученым. Под его непосредственным руководством было осуществлено сооружение знаменитой астролого-медицинской школы-монастыря Чагпори («Железная гора») близ Лхасы, которая начала действовать еще при жизни великого иерарха - далай-ламы V.

Свое детальное истолкование «Четверокнижия» деси Сангье Гьяцо завершил, вероятно, в 1687-1688 годах . Его полное название: «Шастра о науке врачевания (шастры- это трактаты по различным вопросам), именуемая Жасмин Голубого берилла, разъясняющего «Четверокнижие» - украшение помыслов Верховного целителя». Этот текст превышает объем «Четверокнижия» в три раза, повторяя его по своей структуре.

Следуя комментаторской традиции индийских и тибетских авторов, «Голубой берилл» повторяет все 156 глав в развернутом виде и преимущественно в прозаической форме. В своем комментарии Сангье Гьяцо часто приводит цитаты из различных медицинских трактатов, например, «Свет луны» и другие с указанием на источник, что свидетельствует о его научной добросовестности и верности традиции. Если же он придерживается иной точки зрения по данному вопросу, чем авторы цитируемых сочинений, Сангье Гьяцо, не вступая в полемику, заявляет: «Это неправильно». Но чаще всего он использует цитаты для подтверждения своего мнения.

С помощью богатого лексического и поэтического арсенала Сангье Гьяцо расширил рамки «Четверокнижия» и включил в свое произведение новый, по сравнению с XII веком, и конкретный, соответствующий его времени, материал о науке врачевания.

Автор трактата «Голубой берилл» провел огромную работу, не только переложив лапидарную стихотворную форму «Четверокнижия» на развернутый язык прозы, дав при этом ясную трактовку смысла шлок, но и в значительной степени уточнив и дополнив их содержание. В частности, Сангье Гьяцо сделал значительные добавления к разделам «Четверокнижия», посвященным диагностике по моче и процедурам прижигания, использовав для этого материалы старинного медицинского трактата, носящего название «Способ врачевания - лунный царь», создание которого относится к VIII веку.

Трактат «Голубой берилл» завершается обширным колофоном. В нем дается общая картина науки врачевания, начиная с ее мифологических истоков, когда Вишну снес метательным диском голову демона по имени Раху, но сам получил в схватке ранение и был вылечен Брахмой, который таким образом оказался первым врачевателем. Далее искусство врачевания перешло от богов к небесным мудрецам - риши, а от них к земным мудрецам. Этот миф завершается рассказом о том, как сам Будда Гаутама в ипостаси Владыки бериллового сияния, Верховного целителя системно изложил искусство врачевания своему окружению в нирманическом граде лекарств. Этот рассказ Будды Гаутамы, якобы зафиксированный на письме, дошел до грядущих поколений в виде медицинского трактата «Четверокнижие».

Воздав хвалы «Четверокнижию», Сангье Гьяцо говорит затем, что оно легло в основу традиции двух тибетских медицинских школ - школы Цянгпы и школы Зуркхарвы,- сложившихся в Тибете в XIV веке. На этот трактат была создана обширная комментаторская литература, увенчавшаяся шастрой «Голубой берилл». Цякпа Чопэль вместе с другими ламами, искусными в рисовании, указывается далее в колофоне, «безошибочно переложили содержание трактата «Голубой берилл» на язык рисунка». Колофон завершается словами благопожеланий, кончающихся пожеланием вечного благоденствия «Стране снежных гор».

После смерти Сангье Гьяцо его сочинения не издавались, известны только тибетские издания XVII века и переиздание «Вайдурья-онбо» в типографии Агинского дацана в Забайкалье в XIX веке.

Научная деятельность Сангье Гьяцо изучена гораздо меньше. Ссылки на многочисленные труды Сангье Гьяцо постоянно встречаются в работах современных тибетологов, посвященных разным аспектам тибетской средневековой культуры. Несмотря на столь большой интерес к наследию замечательного тибетского ученого XVII века, его сочинения до сих пор полностью не переведены ни на один из европейских языков.

Наследие, оставленное Сангье Гьяцо, позволяет говорить о нем как о крупнейшем ученом-энциклопедисте средневекового Тибета - историке, медике, астрологе. Сангье Гьяцо занимался также издательской деятельностью. Особый интерес для нас представляют медицинские труды Сангье Гьяцо. Это - трактат «Вайдурья-онбо», практическое руководство «Лхантаб», а также сочинение по истории медицины «Кхогбуг».

Сангье Гьяцо - автор труда, который посвящен вопросам частной патологии и известен в специальной тибетологической литературе под кратким названием «Лхантаб». В 1702 году деси Сангье Гьяцо завершил сочинение по истории тибетской медицины, которое носит полное название «Прекрасно сказанное внутреннее углубление величественных медицинских знаний, именуемое «Лазуритовое зерцало - праздник, радующий мудрецов»», кратко называемое «Кхогбуг». Этот труд - важный и ценный источник, позволяющий воссоздать во многом легендарную картину проникновения медицины из Индии в Тибет, развития и становления медицинской мысли в средневековом Тибете. Первые девять глав «Кхогбуга» посвящены истории медицины в древней Индии, в них содержатся сведения об индийских врачах Кумарадживаке, Нагарджуне, Ашвагхоше, о кашмирском враче Чандранандане. В остальных двадцати девяти главах «Кхогбуга» излагается в хронологическом порядке история медицины в Тибете, которую автор начинает с VII века, со времени правления первого царя централизованного тибетского государства Сонцзен Гампо, и доводит ее до XVII века. Охватывая более чем тысячелетний период в истории тибетской медицины, этот труд подводит итог развитию медицинской мысли в Тибете. После него уже не было подобных теоретических и исторических сочинений по медицине. Вероятно, этот трактат является завершающим произведением в творческой биографии ученого, так как в колофонах к его сочинениям не встречается указаний на тексты, созданные после 1702 года. Вполне допустимо, что последние три года своей жизни Сангье Гьяцо занимался только государственными и политическими делами, возглавляя созданное далай-ламой V феодально-теократическое государство и осуществляя внешнюю политику Тибета.

Тибетские медицинские источники и исторические трактаты содержат крайне скупую информацию о медицинских школах в средневековом Тибете. Этот пробел в истории тибетской медицины частично помогает восполнить трактат Сангье Гьяцо - «Кхогбуг». Следует заметить, что историю медицинских школ автор излагает в тесной связи с историей развития и становления тибетского государства.

В XII веке в Центральном Тибете была создана школа медицинских знаний Ютхокпы Младшего, традиции которой прослеживаются в тибетской медицине до настоящего времени. Тибетская медицинская традиция связывает с именем Ютхокпы Младшего становление классического медицинского трактата «Чжуд-ши», который дошел до наших дней в его переработке.

Начиная с XIV века в Тибете существовали две медицинские школы «джан» и «зур», получившие свои названия от собственных имен основоположников этих школ -Джанба Намчжал Дагсана и Зуркхарва Ньямньи Дорчже. Сангье Гьяцо посвятил описанию этих школ два раздела в своем сочинении «Кхогбуг».

Согласно «Кхогбугу», значительный вклад в историю тибетской медицины внес далай-лама V; Важно отметить, что далай-лама V выступил инициатором в деле объединения отдельных медицинских школ, которые существовали в средневековом Тибете, в единую медицинскую школу, созданную по его решению в Чагпори во второй половине XVII века.

Одновременно с написанием «Вайдурья-онбо» разрабатывались новые наглядные пособия по тибетской медицине в дополнение к тем анатомическим таблицам, классификационным схемам, которыми традиционно пользовались в монастырских медицинских школах. И в колофоне «Вайдурья-онбо», и в тексте «Кхогбуга» даются сведения о разработке и комплектовании свода наглядных пособий, который, в отличие от предыдущих разрозненных учебных таблиц, должен служить наглядным комментарием по всему курсу тибетской медицины. Листы иллюстраций составлены по определенной, строго выдержанной схеме: в верхней части каждого листа над рамкой - порядковый номер с указанием, к какому тому трактата, какой главе или нескольким главам относятся иллюстрации. Далее слева направо и сверху вниз идут иллюстрации и подписи к ним, в нижней части листа в картуше дается резюме содержания листа.

Примечание:

Титул «деси» (тиб. sde-srid), многими советскими и зарубежными авторами переводимый как «регент», означает светского соправителя верховного иерарха, то есть главу исполнительной власти теократического государства.

Колофон (завершение - греч.) - текст в конце старопечатных книг, сообщающий данные об авторе, месте и времени печатания. Колофон к «Вайдурья-онбо» занимает 40 листов большого тибетского формата (11Х44 см) в издании Агинского дацана и кроме упоминания имени автора и времени написания трактата (1687-1688) содержит информацию о развитии и становлении медицинской науки в Тибете.

Иллюстрации к «Вайдурья-онбо», при всем их декоративном великолепии, подчинены цели максимально точно и узнаваемо передать внешний вид упоминаемых в тексте реалий, технику выполнения процедур, приметы времени, среды, обстановки, то есть выполняют функции, свойственные иллюстрациям к специальной литературе. Свод характеризуется необычно плотным «переводом» текста трактата на язык изображений. Реалистично выполненные рисунки с натуры, схемы и таблицы, иконописные мотивы и символы располагаются в последовательности, в которой они идут в тексте.

Формирование свода иллюстраций, состоящего из 79 листов, связано с именем Шенну Цякпа Чопэль, в то время еще очень молодого монаха, которого деси Сангье Гьяцо приблизил к себе за феноменальную память и трудолюбие. О нем сказано, что всего за пять месяцев он выучил наизусть трактат «Чжуд-ши». Длинный список изученной им тибетской комментаторской литературы, переводных трактатов с других языков показывает, что он, несмотря на свою молодость, был крупнейшим специалистом по медицинской литературе своего времени. Опираясь на свою обширную память и начитанность, Шенну Цякпа Чопэль сделал отбор из известной в то время литературы наиболее авторитетных и компетентных источников, которые были использованы в «Вайдурья-онбо». Кроме того, значительный объем анонимной информации, находившейся в обороте устной традиции, благодаря ему, был идентифицирован в тексте «Голубого берилла» с указанием на первоисточники.

Работу над сводом иллюстраций Шенну Цякпа Чопэль продолжал и после того, как сам деси Сангье Гьяцо несколько отстранился от нее, завершив написание трактата «Вайдурья-онбо». В нем автор отмечает, что после того как работа над текстом была завершена, осталась груда неразобранных листов иллюстраций высотой «с сиденье», заняться которыми он не мог из-за отсутствия времени. Видимо, здесь находились все черновые эскизы, наброски и различные варианты, накопившиеся в процессе работы. Шенну Цякпа Чопэль скомпоновал из этого материала свод из 79 листов, придерживаясь текста трактата «Вайдурья-онбо». Эту работу он завершил в 1688 году, и в результате большой кропотливый труд группы тибетских медиков и художников под руководством ученого-энциклопедиста деси Сангье Гьяцо по составлению свода иллюстраций к его знаменитому медицинскому трактату «Вайдурья-онбо» был завершен.

Что касается художника или художников, создавших иллюстрации, источники содержат очень скудную информацию.

Памятник средневековой культуры Тибета

Содержание иллюстраций к трактату «Голубой берилл» может быть понято только в целостном контексте средневековой культуры Тибета, система которой включала не только картину мира и философское миропонимание в рамках буддийского учения, но и элементы рационально-опытных знаний о природе и человеке, а также традиционные воззрения, обычаи, многовековые верования и обряды, бытовавшие в Тибете задолго до проникновения буддизма.

Значение свода как памятника средневековой культуры определяется и взаимосвязью медицины со всей системой древних и средневековых знаний народов Азии, и спецификой самой медицинской науки, которая рассматривала вопрос о здоровье широко. Средневековую тибетскую медицину можно назвать наукой о жизни, ее целесообразном устройстве на «благо всех живых существ». Человек - часть природы, и поэтому он испытывает влияние всех сил неба и земли: космоса, движения светил, смены дня и ночи, сезонов года, климата и ландшафта, гор, вод, земли, растений и животных. В соответствии с этим он должен соотносить образ своей жизни с сезонами года, климатом и географической средой - носить подходящую одежду, употреблять определенную пищу, соразмерять время работы и отдыха, находиться в надлежащем помещении и так далее. Взаимодействие человека с природой ограничивается рядом табу и моральных запретов. Болезни и смерть трактуются как нарушение естественных и нравственных законов бытия в социальной и природной среде. Этот вопрос специально рассматривается в сочинении Сангье Гьяцо «Кхогбуг» в том разделе, где объясняется взаимосвязь астрологии и медицины. От нравственного состояния общества зависит нормальный порядок не только в жизни людей, но и во всей природе, а также сила и слабость небесных божеств - покровителей и защитников людей.

Комплексная трактовка здоровья, причин заболеваний и средств их излечения базируется на целостности средневекового мировоззрения. Сангье Гьяцо пишет, что в «Голубом берилле» («Вайдурья-онбо») согласованы различные индийские традиции, использован опыт «восемнадцати наук», учение великих йогов о средствах сохранения и продления жизни; различные методы предвидения, предсказания, магического воздействия сочетаются с буддийской этикой - безграничным милосердием ко всем живым существам.

Уникальность тибетских медицинских источников заключается в их многоплановом учении о человеке. В них обнаруживаются различные аспекты концепции человека из философских, этических и эстетических учений древности и средневековья об идеале физического и духовного совершенства, которое рассматривалось как результат гражданского и религиозного благонравия, то есть соблюдения этических, социальных норм общества. Прямое отношение к медицине имело эстетическое моделирование физического облика человека. Эстетическое учение о мере физической красоты человека основано на древней антропологии, выводах медиков о различиях в телосложении, в темпераменте, характере психических проявлений, в поведении, способностях, влечениях и склонностях. В эстетике разрабатывалось в основном понятие идеальной нормы, физическая красота связывалась с духовным совершенством. В тибето-язычных и тибетских трактатах о принципах моделирования красоты богов и лучших из людей иконометрия основана на антропометрии, а формула закона красоты рассматривается как «мера» или система «характерных признаков» - закономерное единство частных признаков, которые в совокупности определяют отличие данного художественного образа от другого. Красота определяется не только количественной мерой - пропорциональностью строения, соотношением длины, ширины, объема тела, но и обязательно соответствием физического облика определенным эмоциональным, функциональным и нравственным характеристикам.

Индийские трактаты по иконометрии были включены в тибетский буддийский канон «Танчжур», в раздел «Технология», куда входят также трактаты по астрологии, фармакологии, составу сплавов, что дает основание некоторым современным культурологам толковать этот термин как «технологию ремесел и искусства», то есть как практическую технику изготовления предметов или произведений. Но анализ иконометрических трактатов из раздела «Технология» показывает, что содержание этого понятия в системе древней культуры было иным, оно обозначало общий принцип строения вещи, явления, то есть относилось к философскому понятию «меры».

Учение о мере относилось к общим основам миропонимания, в медицинских источниках оно специально не разбирается, но его влияние сказывается в конкретных особенностях иллюстраций, поясняющих строение тела и внешний облик человека. На тибетских анатомических таблицах человек обычно изображается в рост с вытянутыми в стороны руками. Тип телосложения определяется сопоставлением измерений тела в высоту и ширину по размаху рук. Норма красивого телосложения - равенство величин высоты и ширины тела. Символическое обозначение этой нормы: дерево нья гродха и круг-мандала (в европейской эстетике - «квадрат древних»). Если размер тела в ширину больше, чем в высоту,- это неправильное, некрасивое телосложение. Человеческая фигура в рост с вытянутыми руками изображается не только для демонстрации пропорционального и непропорционального телосложения, но и для показа системы сосудов, скелета, положения внутренних органов, точек иглоукалывания, кровопускания и прижигания. В этих таблицах соблюдается только правило равенства длины и ширины тела, но не соблюден принцип «внутреннего квадрата» - равенства верхней и нижней половин тела (вверх и вниз от лобка), правой и левой на уровне вытянутых рук, от ключиц до кончиков пальцев, поэтому фигуры фактически демонстрируют некрасивое телосложение (непропорционально длинный торс и короткие ноги). Этот стереотипный прием изображения человеческой фигуры становится формальным символом, утратившим смысловое содержание, первоначальную связь с учением о мере и правилах красоты, но по этим формальным особенностям анатомических рисунков можно получить информацию об исходных категориях древней и средневековой культуры. На многих анатомических таблицах человеческая фигура с вытянутыми руками изображена на фоне графической сетки, каждая квадратная клетка которой является модулем измерения.

Медицинская мера тела человека - это количественно-качественная структура состава телесной плоти: четыре или пять первоэлементов («земля», «вода», «огонь», «эфир», «пространство»), три физиологические энергии («пневма», «желчь», «флегма»), семь компонентов тела («прозрачный сок», кровь, мышечная, костная, костномозговая, жировая ткани, жидкость-семя), другие компоненты телесной плоти, число костей, суставов, зубов, волосков, мышц, различных сосудов, внутренних органов, пор и отверстий тела, отверстий внутренних органов. Люди различаются по возрасту и полу, по внешнему облику, характеру, темпераменту, нраву и поведению, продолжительности жизни, характеру житейской судьбы. Эти различия предопределены количественным сочетанием и балансом первоэлементов, трех физиологических энергий, пороков духовной структуры человека, с кармой, с факторами времени и места рождения.

Основой средневековой концепции человека является представление о духовной сущности биологического феномена жизни. Живым человеческий организм становится благодаря «одушевленности», наличию жизненной силы, или жизнетворного фактора, который обеспечивает способность инертной плоти к росту, деятельности, чувственному восприятию, общению и воспроизводству. Без учета древних пластов средневековой духовной культуры трудно понять специфику диагноза, некоторых лекарственных средств (особенно животного происхождения) и приемов лечения. Традиционные верования и связанные с ними обычаи и обряды вплелись в систему тибетской медицины наряду с рациональным опытным знанием о реальных факторах нарушения нормального функционирования человеческого организма .

Тибетская медицинская система - одна из самых древних известных сейчас традиций врачевания. Она развивалась в течение многих веков как часть тибетской культуры и не исключено, что её истоки восходят к началу самой цивилизации.Итак, что же такое тибетская медицина?

Тибетская медицина - это наука, искусство и философия, которые обеспечивают целостный подход к оздоровлению организма. Это - наука, так как ее принципы изложены в стройную логическую систему, основанную на знании функционирования тела и его взаимодействия с окружающей средой. Это - искусство, так как используются методы диагностики, которые основаны на тонкости восприятия, интуитивном постижении и сострадании врача. Это - философия, так как она охватывает основные принципы Буддистской философии, такие как альтруизм, карма и этика.

Подготовлено по материалам альбома АТЛАС ТИБЕТСКОЙ МЕДИЦИНЫ

(свод иллюстраций к тибетскому медицинскому трактату XVII века «Голубой берилл»)

Научный редактор издания Ю.М. Парфионович

Редактор Е.Р.Беспалова

Москва 1998

 


    

Возврат к списку

Как нас найти

Государственный Центр Тибетской Медицины в г.Пекине

Адрес:
Китай, Пекин, район Чаоянг,
ул. Щаогуабейли д.218

Телефоны:
Тел: (86) 15600564581
       (86) 18211161179

E-mail:
tibet-centr@mail.ru

Skype: tibet-centr